Влияние информации и эмоций на фондовый рынок

Интернет-бум конца 1990-х годов и последовавшее за ним в 2000 году резкое падение акций Интернет-компаний до сих пор волнует умы аналитиков. Рост акций IT-компаний, составивший в период с 1996 по 2000 года 1000% и затем резкое падение их на бирже, не может не вызывать вопросов о причинах этих событий на фондовом рынке. Что явилось обстоятельством, вызвавшим такие колебания на бирже: оптимизм инвесторов, веривших в биржевое будущее акций Интернет-компаний или созданный со стороны СМИ ажиотаж вокруг эры «новой экономики»? Влияние СМИ и поступающей от нее в медиа-пространство информации, действительно, трудно переоценить. Но каким образом могли журналисты повлиять на одно из самых ярких событий биржевой истории США?

Обращаясь к истории, можно отметить, что случаи, когда вовремя полученная информация и ее грамотное использование меняла ситуацию на биржевом рынке – не редки. Ярким примером служит личность Натана Ротшильда. На Лондонской бирже он слыл человеком, который владеет самой актуальной и оперативной информацией, в результате чего другие игроки на бирже зачастую выстраивали свое поведение исходя из действий Ротшильда. День 20 июня 1815 года не стал исключением. Заблаговременно получив известие о победе Наполеона в битве при Ватерлоо, Ротшильд отправился на Лондонскую биржу и начал сбывать ценные бумаги. Такое поведение спровоцировало появление слухов о проигрыше англичан. Начавшаяся паника на бирже привела к резкому падению акций, которые Натан Ротшильд смог приобрести  по рекордно низким ценам. Чем заработал себе не только приличное состояние, но и место участника в истории одной их крупнейших финансовых операций.

Ответа на вопрос, как Ротшильд сумел получить актуальную информацию об итогах сражения так быстро, до сих пор не найден. Существует два основных предположения на этот счет. Получение информации обеспечивала либо собственная  курьерская служба либо голубиная почта, расположенная на ферме Ротшильда в Кенте.

Главной ценностью полученной Ротшильдом информации являлась ее оперативность. В отсутствии современных информационных систем, позволяющих обмениваться информацией в реальном времени, оперативность полученных данных была их важнейшим качеством. В наше время коммуникационные системы позволяют распространять информацию в любую точку мира, поэтому оперативность получения информации трейдерами хоть и остается ее важной характеристикой, но отнюдь не является решающей. Гораздо важнее становится характер восприятия этой информации инвесторами.

Невозможность предугадать, какова будет реакция инвесторов на ту или иную новость, делает прогнозы реакции рынка малозначимыми. Считается, что если новость появилась в медиа-пространстве в период изменений на рынке – то она и является их причиной. Однако отнюдь не все случаи попадают под это правило. Так, предшествовавшие «черному понедельнику» 19 октября 1987 года дни не содержали каких-либо событий, способных вызвать крах на биржевом рынке. Однако именно в тот день индекс Dow Jones упал на рекордную отметку в 22%.

Многие специалисты до сих пор пытаются понять, какое событие вызвало внезапный крах курса ценных бумаг. Экономист Роберт Шиллер, автор книги «Иррациональный энтузиазм», выдвинул мнение, что инвесторы поддались панике из-за большой скорости снижения курса и испугались повторения 1929 года. Поэтому постарались избавиться от акций. Цены падали в течение всего времени проведения торгов. Однако ожидаемого продолжения падения цен на следующий день не случилось – рынок закрылся с повышением.

Назвать четкие причины обвала рынка 19 октября 1987 года не может ни один эксперт. Роберт Шиллер склоняется, что главную роль здесь сыграли человеческие эмоции. По его мнению, нарастающая среди инвесторов атмосфера уязвимости прорвалась за 5 дней до обвала рынка. В этот день по национальному телевидению транслировали интервью с автором бестселлера “Великая Депрессия 1990-ых: почему это должно произойти, как защитить себя” Равви Батра. Известный исследователь, комментируя книгу, позволил себе высказать предположение, что в 1989 году ожидается новый крах фондового рынка, который станет началом серьезного экономического спада.

Средства массовой информации, конкурирующие друг с другом за право первым предоставить последние новости фондового рынка и выпускающие в медиа-пространство постоянные сообщения и состоянии биржевых торгов, тем самым сами включаются в состав биржевой деятельности. Сенсационными новостями и заявлениями о новых рекордах рынка они стараются привлечь внимание публики.

В свою очередь инвесторы, получающие большое количество новой информации о биржевом рынке, оказываются не в силах оценить и обработать все информационные сообщения со стороны СМИ. Это приводит к упрощенному восприятию информации и повышению значения ее эмоциональной оценки.

Интернет-бум конца 90-х годов ярко демонстрирует эту тенденцию. Стремительное развитие и распространение новых технологий вызвало бурный поток публикаций в СМИ, содержащих восторженные отзывы о новых сервисах, идеях и услугах, предоставляемых IT‑компаниями. Публикация статей, заметок и восторженных отзывов вселяли в людей  чувство оптимизма. Венчурные фирмы, а следом и инвесторы, принимавшие участие в IPO, тоже поддались всеобщей эйфории относительно «новой экономики».

Даже представители финансового сектора испытали на себе влияние Интернет-бума. Строгие правила и консервативные оценки на время просто исчезли. Венчурные фирмы отказывались от традиционных правил при принятии инвестиционных решений. Отчетность «дотком» компаний проверялась специалистами в сфере бухгалтерии и аудита менее строго. Банки отказывались от своих принципов для проведения IPO. Специалисты предсказывали быстрые темпы роста рынка и давали чрезвычайно высокую оценку всем новым компаниям, работающим в сфере IT‑технологий.

Ажиотажный интерес инвесторов к сфере новых технологий позволил обогатиться венчурным капиталистам, которые по ходу изменяли правила характеристики компаний для инвестиций и сроки для проведения IPO. Инвесторы не обращали внимание на издержки, стремясь во чтобы то ни стало поучаствовать в Интернет-буме. В результате появлялись компании, созданные не для производства товаров или предоставления услуг в сфере IT‑технологий, а исключительно для продажи акции фирмы на бирже.

Интернет-бум настолько поглотил общество, что порой возникали парадоксальные ситуации. Так, резкий рост курса акций компании мог быть результатом простой прибавки «дотком» или «Интернет» к ее названию. В момент краха же наблюдалась обратная ситуация – компании, вовремя избавившиеся от подобных «технологических» добавлений к названию фирмы оставались в выигрыше, повышая курс своих акций. В условиях Интернет-бума инвесторы не интересовались деятельностью компании или ее финансовыми показателями. Простая ассоциация компании со сферой Интернет-технологий уже вызывала к ней интерес инвесторов. С другой стороны стоит отметить, что подобное отсутствия интереса к финансовым показателям IT‑компаний было вызвано тем, что инвесторы не рассматривали перспективы развития отдельных компаний, а воспринимали их как совокупность, единое целое.

Если вспомнить историю, становится ясно, что это не единственный пример подобной ситуации на фондовом рынке страны. В зависимости от развития тех или иных технологий, инвесторы хотели заработать на новых быстро развивающихся компаниях как можно больше. Так, в 1850-х годах резко вырос курс акций сталелитейных и железнодорожных компаний, в 1910-х – автомобильных концернов, авиастроительных предприятий в 1920-х, компаний высокотехнологического сектора в 60-х годах XX века и фармацевтических заводов в 1980-х. И в этих случаях простое добавление к названию компании «технологичной» прибавки резко повышало курс ее акций на рынке. Ярким примером может служить железнодорожная компания Seaboard Airlines, курс акций которой резко вырос во время авиастроительного бума, хотя деятельность компании  во все времена ее существования никак не была связана с авиастроением.

Поэтому период Интернет-бума вызывает в памяти уже знакомые страницы истории. Инвесторы в который раз поддались эйфории по поводу возникновения новой экономики и забыли о собственных принципах работы. Поразительная позитивная атмосфера, царившая на фондовом рынке, во многом определялась и средствами массовой информации, наполненными информационными сообщениями о приходе «новой экономики» и ее больших перспективах в ближайшем будущем.